Испания Социальная сеть Испании
UkrainianEnglishFrenchGermanItalianPortugueseRussianSpanish Facebook
Регистрация Авторизация В избранное
 
 
Меню

В Испании я был бомжом. Как сладко жить за рубежом!

18 ноября 2006 - Администратор

Наш корреспондент примерил на себя шкуру нелегального эмигранта в Испании

В этой жизни я уже успел пожить нелегалом в Великобритании, Турции, Греции и даже в Москве. И постиг одну вещь: проблемы нелегальной эмиграции везде одинаковы, как однояйцевые братья, правда, решаются они по-разному. Об актуальности вопроса свидетельствуют цунами последних массовых выступлений нелегалов по всему миру. Около 10 млн. наших соотечественников живут и работают в дальнем зарубежье. И этот поток не пересыхает. В одну только Испанию ежегодно нелегально переправляются 1000 россиян. Страны Евросоюза дружно осуждают Испанию за массовую легализацию иммигрантов 2005 года и требуют ужесточения иммиграционной политики. Кто прав? Для России это тоже больная тема. Есть ли панацея от этой болезни? Помочь миру решить эту проблему задумал я, отправляясь на родину Сервантеса, Дали и Дон Жуана.

 

Моя полиция меня бережет

Самый распространенный и простой, как все гениальное, путь - стать нелегальным эмигрантом: купить дешевый тур, уехать и не вернуться. Так я поступаю всякий раз, когда хочу стать нелегалом. И вот время тура и визы истекло, и сегодня я проснулся у себя в отеле в 2 часа ночи со странным ощущением, что я нелегальный эмигрант. Это не самый лучший статус. Нелегала, как и настоящего художника, всякий может обидеть.
Я вышел на пустынные улицы городка Мальграт дель Мар. Рядом в темноте пыхтело море. Я шлепал по лужицам в поисках какого-нибудь бара. Но здесь, в Каталонии, испанцы по ночам спят. И бармены тоже. Ночных киосков там тоже нет. Туго русскому будет здесь. Задумайтесь, братья, прежде чем ехать!
Было тихо, и лишь только легкое шуршание шин шептало что-то позади меня. Всю ночь меня, праздного ночного гуляку, сопровождала полицейская машина с потушенными фарами. Ни разу они не вышли из машины и не оскорбили меня проверкой документов. Определенно, с нежностью подумал я, в стране с такими полицейскими можно жить! И потом тут нет бомжей! У меня не будет конкуренции! (О наивный русский паренек! Ты еще узнаешь, как глубоко ты заблуждался!)
Шляясь в поисках работы бармена, официанта или грузчика по ресторанам и барам, я познакомился с русской девушкой Ниной. Она работала в небольшом ресторанчике на берегу моря. Ее путь в Испанию был прост, как Doom. Эта чаровница приехала сюда переводчиком, пленила молодого кабальеро Родриго и, удачно вложив свои сокровища, вышла замуж.
- Здесь ты работы не найдешь! - разочаровала она меня. - В сфере обслуживания все забито скандинавами, а предприятий никаких нет. Кстати, хочешь скажу, почему тебя никто не возьмет барменом?
- Скажи, ради Бога.
- Потому что, как только русский встает за стойку, он начинает мухлевать! Ни один хозяин, если он не шиза, не возьмет барменом русского! Поезжай в Андалусию! - советует мне Нинель. - Там очень много русских. И работу найти легче. Там сельское хозяйство. Помидоры, оливки, фрукты будешь собирать. К тому же там много русских проституток!
- Не может быть! - не поверил я своим ушам и уже через полчаса мчался по горному серпантину на автобусе в Андалусию, к своим, к русским!
 
Через горы и моря - к счастью!


«Хлеба к обеду в меру бери!..» Столовая в приюте неказиста, но задаром.
«Хлеба к обеду в меру бери!..» Столовая в приюте неказиста, но задаром

Я приехал в приморский городок с красивым женским именем Альмерия ранним утром, когда Альмерия спала крепким, беспечным, чистым сном непорочной девы. Дождавшись ее пробуждения, я стал рыскать в поисках русских. Но шли часы, а людей в спортивных костюмах, пьющих пиво из горла, матерящихся и плюющих шелуху на асфальт, я так и не встретил. Было много мавров и мучачос, лимитчиков из стран Северной Африки и Латинской Америки. Они были веселы и полны оптимизма.
В жаркий час сиесты я сидел на камне возле моря и уплетал большой кусок ветчины с булкой, запивая пивком «Святой Мигель», когда неподалеку на валун присел чернокожий паренек, не похожий на меня, и стал наблюдать за моим лукулловым пиршеством. Кадык его под пупырчатой кожей ходил ходуном.
- Есть, поди, хочешь? - догадался я, тщательно прожевывая ветчину.
Паренек радостно закивал головой.
- Ну и сколько же ты не ел? - продолжал я светскую беседу.
- Три дня, - ответил мой новый африканский знакомый. В глазах его светился неземной огонь надежды.
- Ну, это немного, - сказал я, вспоминая свою голодную молодость. - Мне случалось голодать и поболе.
Вскоре мне стало мучительно стыдно за свое вызывающее благополучие, и я, покончив в себе с кулачеством как с классом, отрезал ему полфунта ветчины, разрушив стереотип о русском жлобстве.
- Вот встретишь меня через год - я буду уже на «Порше» проезжать мимо тебя с золотым перстнем на пальце! - говорит мне, смачно чавкая, Папамаригуй, после второго куска халявной ветчины показывая средний, кривой, как сучок баобаба, палец, на котором вскоре будет золотое кольцо от Картье. Он прибыл в Испанию экстремальным морским путем, на лодке. Из Дакара до острова Лос-Пальмос добрался самолетом. Там он заплатил 1000 баксов за нелегальную доставку в Испанию. 60 отчаянных сенегальских парней погрузились в большой баркас и отчалили от пристани. Пять ночей они шли на веслах (чтобы не засекли) по Средиземному морю к новой, счастливой жизни на чужбине. У них кончились вода, пища. Но они дошли. Он показал мне своим кривым баобабом место недалеко от берега, где их три дня назад ночью высадили отчаянные парни из Лос-Пальмоса, занимающиеся таким опасным, но доходным бизнесом. 60 тысяч заработали они за 1 рейс. Надо сказать, что Папамаригуй не самый бедный парень в Сенегале. Он - столичный житель. У него даже компьютер дома есть. Но зарабатывал он всего 20 долларов в месяц. А в провинции и таких денег не видят. Там умирают от голода. Мой друг Папамаригуй в благодарность за ветчину и пиво «Святой Мигель» спел несколько сенегальских шлягеров и отвел меня на улицу Carrea del doctoral в приют для бездомных, где он ожидал своей очереди на вселение.
 
Мест нет!

Ночлежка называлась Центр социальной помощи, или проще: Centro municipal de acogida NUEVA ANDALUCIA. Возле центра на ступеньках и на асфальте в разных позах кучковалась пестрая клумба разнополых людей всех оттенков цветов кожи. Все это напоминает мне картину «У парадного подъезда»...
- Буэнос диас! - жизнеутверждающе поприветствовал я их, но в ответ было только настороженное молчание.
Мой нездоровый оптимизм несколько диссонировал с атмосферой всеобщего уныния. Чтобы не быть побитым, я не стал дожидаться ответного приветствия и прошел в контору. Я предъявил дубликатом бесценного груза свой многоголовый орластый паспорт начальнику заведения, испанцу в бороде и в очках, попивающему чаек.
- Извини, приятель, но сегодня мест нет, - сказал он и шумно хлебнул из чашки, даже не сравнив меня с фотографией.
- А когда будут?


«В Испанию я с Кубы прилетел! Но здесь - не то, что я хотел». Кубинец Хулио уже месяц не может определиться в Испании.
«В Испанию я с Кубы прилетел! Но здесь - не то, что я хотел». Кубинец Хулио уже месяц не может определиться в Испании

- Ты видишь людей на улице? - кивнул он в сторону двери. - Они ждут, и ты жди. Как только освободится место - сразу вселим.
Его обещание звучало как-то не очень убедительно. Но я со свойственным мне оптимизмом стал ждать. На следующий день я встал с первыми андалусскими петухами и опрометью бросился к центру. Многие вчерашние знакомые уже вселились, но их место в очереди тут же заняли другие претенденты на мое место. Я узнал, что в приюте можно оставаться только три дня. Тебя будут кормить, поить, а потом ты должен освободить место другим страждущим. А через пару дней ты можешь снова занимать очередь, и так, пока не найдешь постоянное жилье. В центре всего 80 мест. В эту ночь я решил остаться ночевать у порога ночлежки и во что бы то ни стало добиться своего места под небом Альмерии. Сумерки окутали город. На травке под кустиками разместились десятка два нелегалов.
 
На дне

Ночевать на травке мне пришлось три ночи. Мы, представители различных наций и народов, сдружились в этом целеустремленном ожидании эфемерного благополучия. В первую ночь бухой кубинец Педро угостил меня кубинским ромом. Рядом под кустом оглушительно храпел марокканец Самир. Родриго безжалостно, с матерком критиковал кубинский режим, путая испанские и английские слова.
- Фидель довел нас до отчаяния! Так не любить свой народ, чтобы довести его до такого унижения, это просто мерзко! 20 долларов в месяц зарплата считается верхом счастья! Остальные хрен сосут! На фиг мне его идеи, если я есть хочу! Я просто хочу жить, как нормальный человек. Хочу иметь свой дом, семью. И мне насрать на судьбу мирового пролетариата и всеобщее равенство и братство! И там ничего не изменится, потому что на смену ему придет Рауль!
У Педро на родине осталась девушка. Его мечта - закрепиться здесь и вызвать ее, чтобы вместе созидать уютное мещанское гнездышко с многочисленной шумной чернокожей ребятней. Но, похоже, до этого далеко. Наконец судьба улыбнулась и нам утренней улыбкой Авроры. Подошла наша очередь. Мы на целых три дня стали полноправными членами испанского общества с крышей над головой.
Внутри центра чистенько и достаточно уютно. (Убираем сами - уборщиц тут нет!) На стенах в коридоре фотографии счастливой жизни обитателей приюта. Вот они, улыбаясь, сидят дружной интернациональной семьей в парке рядом с центром, вот они трапезничают в столовой, играют в волейбол. А вот какой-то добрый проверяющий чиновник с чувством пожимает руку старичку арабу. Рай, да и только!
В маленьких комнатках - по два человека. Меня поселили с болгарином Андреем. Собственно, он не такой уж и Андрей. При рождении его назвали Айпан. Он родился в мусульманской семье. Но в 1981 году Тодор Живков решил всех мусульман в массовом порядке назвать «нормальными» христианскими именами. Так Айпан стал Андреем. В Болгарии он работал сначала у себя в Ловеке барменом, потом в Пловдиве на маленьком пивоваренном заводе. Но вскоре пришла перестройка, у болгар кончились деньги, и они перестали пить пиво. Завод прикрыли, а Андрей поехал искать счастья за моря. Правда, у него безвизовый въезд в Испанию, и он здесь на законном основании в отличие от меня.


Нету денег, нету ксивы, а мы все-таки красивы! Приют для бездомных - не самое лучшее место для портфолио.
Нету денег, нету ксивы, а мы все-таки красивы! Приют для бездомных - не самое лучшее место для портфолио

В первую же ночь в соседних апартаментах случилась драка. Марокканец Али, слегка обкурившись, стал качать права своему соседу венесуэльцу Габриэлю. Его утешали три латиноса при помощи капоэйры. На следующий день на Али настучали начальству, и он был с шумом выдворен из ночлежки. Один день он провел под крышей. Это был не его день. И не мой. Потому что кто-то из бедолаг спер сумку с DVD-дисками, подаренными мне лауреатами порнофестиваля. Интересно, на чем они будут это смотреть, побирушки?
Служащие приюта, заносчивые пузатые дядьки, относятся к нам, безродным лимитчикам, свысока, примерно как москвичи к таджикам. Мы, заискивающе улыбаясь, с поклоном приветствуем их. Разве только гузно не лижем. Перед уходом мы наводим идеальный порядок, тщательно заправляем койки, моем полы. Я два раза перемывал, как салабон: Луиса, дежурного по корпусу, не устраивало мое усердие. В приюте нас кормят два раза в день: завтрак и обед. Не знаю, как называется блюдо, которое я вкушал три дня подряд, но ингредиенты я вычислил. В нем были: вермишель, капуста, картошка, морковка, дыня, зеленый горошек и маленький, с мизинец младенца, кусочек мяса. Но многие обитатели рады и такому угощению. Не у каждого были деньги на ветчину.
Последний гурман убирает столовую. По закону подлости я всегда оказываюсь последним. Я обычно поглощаю пищу, задумчиво (впрочем, как и эвакуирую) смакуя, фиксируя в памяти ее вкус, чтобы когда-нибудь, в один из голодных зимних вечеров, воскресить гастрономические воспоминания. Мы с марокканцем Мустафой, таким же тормозом, как и я, вытираем столы, подметаем помещение и выносим мусор в контейнер, стоящий в ста метрах от корпуса. После уборки Мустафа между делом предлагает мне купить немного «дури» для настроения. Я вежливо отказываюсь. На том и расстаемся.
 
СПРАВКА «КП»

Подобная мягкая иммиграционная политика существует в Греции и Южной Корее. Там за просроченные визы не бросают в темницы. Всегда можно откупиться. Зато в Англии и Америке с нелегалами не миндальничают. Только за прошлый год бдительные янки пристрелили 500 мексиканских мучачос, пытающихся перейти границу. А сколько их погибло в пустыне, на обходных путях, одному Богу известно. Конгресс США одобрил закон, предполагающий возведение защитной стены на границе с Мексикой протяженностью 1100 километров, почти как у китайцев. (У них - 5000 км! Поэтому там давно нет нелегальной иммиграции!) Нелегальный иммигрант в США считается уголовным преступником, и его ждет тюрьма.

Когда ни чашки нет, ни ложки - играем на губной гармошке.Когда ни чашки нет, ни ложки - играем на губной гармошке.
 

О! Дайте, дайте мне свободу!

Как ни странно, с тех пор как я стал ходить с болгарином Андреем на поиски работы, полицейские с настойчивой регулярностью проверяли у меня документы. А дело в том, что Андрей, заросший по уши черной щетиной, был страсть как похож на всех террористов одновременно.
Два дня я ходил на «невольничий рынок» на Плаца дель Торо (площадь Быка). Это похоже на рынок гастарбайтеров на Ярославке. С 6 часов утра мы топтались в ожидании трудового счастья, но от моей худосочной фигуры работодатели шарахались как от черта, даже не спросив, на что я мастер. Здесь к простому русскому пареньку относились так, как москвичи к молдаванину или таджику. В отчаянии являюсь сдаваться в полицию Альмерии. Дежурный в голубой форме вопросительно смотрит на меня из-за стойки, как бармен, ожидающий заказа.
- Я из России, - не без гордости признаюсь я, - мне необходимо политическое убежище! Осило политико! Ферштейн? Меня преследуют в России, зарплата низкая, житья нет от африканцев, геноцид!
Полицейский, как мне кажется, сочувственно кивает головой. Потом звонит кому-то по телефону. Через минут сорок ко мне вышел пожилой человек, понимающий по-английски. Ре сказал:
- У нас маленький городок, сеньор. Мы не даем политического убежища. Поезжайте в Мадрид!
Вечером венесуэлец Габриэль прочитал в газете объявление, что требуется помощник в бар. Великодушно предлагает мне этот вариант. Сам он уже работает на строительстве отеля. Ранним утром бегу туда. Первый вопрос хозяина: как у меня с испанским? Никак. Разговор закончен.
- Хочешь найти русских - иди в СССР! - посоветовал мне Педро, бармен из бара «Монсаррет», когда я уже потерял надежду найти русичей в чужой земле. - Они там собираются!
- СССР уже давно не существует, - разочаровал я его, едва сдерживая слезы. - Распался наш СССР!
- Да нет же! Работает! Вот тебе адрес! - И Хорхе чиркнул мне адресок русского бара с названием «СССР».
 

Back in the USSR!

«СССР» находится на улице Padre Mendes. Девочки за стойкой Виктория и Оля обрадовались новому русскому клиенту, как учитель - зарплате. По телику - Верка Сердючка, из колонок - Шафутинский.
- К вечеру здесь много соберется наших! - обещает хозяйка бара Оля.
Рядом магазин «Каравай». Тут и DVD можно купить с русскими фильмами, и водку с селедкой.
- Мы тут все русские, кто говорит по-русски, - философски провозглашает Юра из Донецка. - Нет ни литовца, ни украинца, ни молдаванина.
Ну, блин, прямо апостол Павел какой-то! Ага! Поняли наконец-то, что мы все братья! Для этого надо было в Испанию эмигрировать?
Литовец Виткас работает в парниках на помидорах. Зарабатывает 36 евро в день. В свои тридцать пять успел уже повоевать в Чечне и Иране. Два ранения. Он посвятил меня в секреты экономики холостого гастарбайтера. Она такова: 1000 евро в месяц - зарплата; 130 - плата за квартиру (они снимают вдвоем с приятелем за 260); в 100 евро можно спокойно уложиться на питание себя, любимого; 250 - 300 евро Виткас позволяет себе безрассудно широко, по-гусарски, прокутить с дамами, а 500 евро можно спокойно откладывать в чулок на спокойную, сытую старость.

Маноло с Марией точно знают, как помочь русским.
Маноло с Марией точно знают, как помочь русским
Познакомился я в «СССР» с двумя яркими русскими девочками - Наташей и Анжелой из Курска. Они употребляли мороженое за соседним столиком. Наташа убирает квартиры у ленивых испанцев, а Анжела работает няней, а по выходным тоже подрабатывает уборкой квартир. Получается примерно по 500 евро в месяц.
- Мне снимает квартиру мой друг испанец. А то бы, конечно, моей зарплаты не хватало бы, - здраво рассуждает Наташа.
- К русским не устраивайся! Обманут! - предупредила Наташа. - Мне за три месяца этой весной не заплатили. Говорят, пока денег нет. Я уже перестала звонить. Бесполезно.
- Не верь, - разочаровывает меня чуть позже Виткас. - Квартиры какие-то они убирают! Неужели по ним не видно, чем они зарабатывают?
Завтра мы едем с Виткасом к нему на работу в парники.
- Там еще есть места, - обнадеживает Виткас. - Вчера одного мужика из Анголы приняли.
Я, как потерявшийся тетерев, не теряю надежды свить временное гнездышко. Но в Испании судьба ослепительно улыбается одним и почему-то криво ухмыляется другим. Хозяин Лусио пожал мне руку, но, узнав, что я русский, вырвал ее торопливо и брезгливо, в панике замахал руками. По его сбивчивой речи я понял, что мне отказано от дома.
- Ты ступай в «Альмерию по-русски», - советует мне вечером Оля. - Это такая организация, там помогают всем русским...
 

Там, где Путин плохо идет

На прилавках магазина «Альмерия по-русски» - водка «Столичная», пиво «Балтика» (1,2 евро за бутылку!), сало, селедка, колбаса «Московская», ветчина «Микояновская», чтиво: «Анна Каренина», Маринина, «Русские народные сказки», Дарья Донцова. Также - матрешка «Путин», русский национальный сарафан, балалайка, CD Татьяны Булановой и Александра Буйнова...
- Как Путин идет? - спрашиваю продавщицу.
- Плохо, - огорченно отвечает та.
- А что хорошо идет?
- Продукты лучше всего идут и книги. Фильмы идут. Музыка уходит.
Из «Альмерии по-русски» можно позвонить на родину по льготному тарифу, можно переслать деньги родным, купить «Комсомольскую правду», посмотреть русские сериалы, ток-шоу, юмористические программы по телевизору в зале отдыха. И просто поболтать по-русски.
С хозяином магазина и президентом ассоциации Маноло я познакомился в уютном городке Ракетос, в офисе, куда пришел за помощью с характерной русской тоской во взгляде и с не менее характерной протянутой рукой. Маноло сидел за столом и в чем-то горячо убеждал абонента на другом конце провода. Зато его шестилетняя дочурка Маша проявила интерес к русскому дедушке.
- Ты работу ищешь? - угадала она без труда.
- Да, - удивился я ее проницательности.

Далеко мы от Арбата, но здесь знакомые ребята!
Далеко мы от Арбата, но здесь знакомые ребята!
- Найдем! - уверенно пообещала она. И на душе стало легко. Наконец Маноло освободился. Заметив в моих глазах голодный лихорадочный блеск, он сказал по-русски с заметным акцентом:
- Пошли ужинать, там все расскажешь.
Мы сели в его джип и поехали на побережье. Из колонок доносится родное «Виновата ли я, что мой голос дрожал, когда пела я песню ему». Маша с вдохновением подпевает.
За ужином в итальянском ресторане я поведал Маноло свою беду. Марина, русская жена Маноло, помогала нам преодолеть языковой барьер.
- Боюсь, тебе нелегко будет найти работу, - задумчиво произнес Маноло. - Если бы ты хотя бы испанский знал... А так... Ну ладно, утро вечера мудренее.
 
 
Откуда у парня российская грусть

Маноло - это уменьшительное от Мануэль. Отец Мануэля отчего-то любил Россию, хотя никогда там не был. Он смотрел русские фильмы, читал русские книги. В его кабинете над столом всегда висел портрет Ленина. До сих пор многие испанцы помнят события гражданской войны, когда российские парни пошли в Испанию воевать, чтобы землю в Гренаде крестьянам отдать.
Маноло с детства априори тоже любил Россию с ее березками. После армии занялся коммерцией. А поскольку женой его стала русская девушка, то и направление он выбрал русское. И не ошибся. Доходы от магазинов «Альмерия по-русски» позволяют ему даже оказывать помощь русским эмигрантам.
Ну какая помощь? Консультирует таких «чайников», как я, которые не знают своих прав и обязанностей. Вытаскивает из полиции, если придется. Оформляет новые паспорта и визы, осуществляет официальные переводы в Россию, помогает найти работу. Случается, отправляет на родину больных и мертвых. Этим летом в «Альмерии» произошел инцидент. Маноло не хочет об этом вспоминать. Мне потом девочка Катя из одного борделя поведала жуткую правду.
Работала в бригаде девушка из Казани. Пользовалась бешеной популярностью у клиентов. А чтобы она не засыпала, хозяин ее подсадил на кокаин. Она понюхает - ее вставит, и с новой силой на трудовую вахту.
Однажды девушка перебрала. Похоронили ее за счет «Альмерии по-русски». Однако через пару месяцев родители девушки узнали о смерти дочери. Маноло устроил им поездку в Испанию на могилу дочери. Им очень хотелось, чтобы дочь была похоронена на родине. Пришлось добиваться разрешения на эксгумацию. Для этого необходимо было пройти десятки учреждений. И в конце концов Маноло лично сопроводил гроб в Казань. Одна только эксгумация обошлась его казне в 2000 евро.
- Иногда приходится отправлять в Россию девушек с помутнением рассудка, - говорит Маноло с грустью. - Мне в последнее время часто звонят из психиатрической лечебницы: забирайте новую пациентку. Они же приехали сюда от мамы с папой, еще дети совсем. Думают, что тут солнце, праздник, заработают деньги, посмотрят мир и уедут домой. Но я таких что-то не припомню. Большинство так и остается здесь. Хотя некоторым везет, им снимают квартиры богатые старички. Находят им работу. Эти девушки адаптируются.
Честно говоря, я не очень-то надеялся на помощь Маноло. Кто я такой, чтобы мне помогать? Мой срок пребывания в приюте закончился, и я уже собрал свои нехитрые пожитки, чтобы переместиться в Мадрид, просить политического убежища у короля Хуана Карлоса. Но неожиданно позвонил Маноло.
- Собирайся! Будешь работать в парниках, - сказал он кратко.

- В Барселоне я узнал, здесь каждый третий - нелегал!- В Барселоне я узнал, здесь каждый третий - нелегал!


Наш корреспондент живет в Испании в статусе нелегального иммигранта. Безуспешные поиски работы приводят его в приют для бездомных. Он выходит на соотечественников в баре «СССР», которые направляют его в ассоциацию помощи русским иммигрантам «Альмерия по-русски». Через два дня Мешкову предложили работу.
 

Кто не травахо, тот не сомер!


(По-испански «травахо» - работать, «сомер» - кушать.)

Сегодня найти работу для русского парня в Испании задача почти нереальная. Дело в том, что здесь все русские мужчины - нелегалы, кроме тех, кто попал под амнистию 2005 года, и тех, кто приезжает по программе воссоединения семей к своим трудящимся женам. А новое испанское законодательство предусматривает огромный штраф для работодателя (до 7 млн.  евро!), использующего нелегальную рабочую силу. Причем законодатели вовсю используют и поощряют систему стукачества: подлому нелегалу, «Павлику Морозову», который донесет на своего батяню-хозяина, предоставляется гражданство как патриоту и борцу с противоправными действиями несознательных испанцев. Какой прекрасный генофонд приобретает себе Испания! И если девушка может работать няней, уборщицей в особняках состоятельных людей (а в частную жизнь испанца миграционные службы не вмешиваются), то мужчина ищет работу только на стройке, или в сельском хозяйстве, или в автосервисе, где все прозрачно.
 

СПРАВКА «КП»:


Наши думцы тоже, как один, встали на борьбу с нелегалами. С этой осени за каждого нелегала «хозяину» придется отстегнуть 500 тысяч рублей, а его предприятие могут прикрыть на 3 месяца. А если поймают нелегального продавца на рынке, то владелец точки заплатит в казну 800 тысяч рублей. Но пока это только на бумаге. Наши предприниматели умеют найти путь к сердцу правоохранительных органов! 

Моноло попросил своего друга временно взять меня на работу, пока он не найдет мне  что-нибудь  в сервисе. Друг, крупный предприниматель по имени Бони, похоже, был не в восторге  от такой перспективы, но отказать не мог. Моноло поклялся, что я не стукачок. Бони, посмотрев мне в глаза, поверил. В его теплице царил какой-то пролетарский интернационализм! С каждым работником «плантатор» дружески обнялся, а каждую женщину поцеловал в щечку. В бригаде - человек 20, в основном  румыны и поляки. Но есть две женщины из Болгарии - Бетти и Росси. Есть даже один испанец Хосе. Он приехал откуда-то из Сьерра-Невады. Там тоже с работой туго. Они работают здесь уже не первый год, с конца августа по июнь. Летом разъезжаются по домам на побывку.

Мое новое рабочее место - огромная теплица, бескрайнее поле площадью 30 000 квадратных метров. Я работаю ботаническим хирургом: делаю обрезание помидорным кустам. У меня - техеро (ножницы) и кучуе (нож). Бригадир Хуан, кряжистый испанский мужик, как надсмотрщик, не отходит от меня ни на шаг: боится, что я обрежу лишнее. Помидоры растут гроздьями, как виноград. Кусты возносятся к потолку, обвивая тросы, словно виноградные лозы. Каждая гроздь должна состоять не более чем из восьми цветков, бутонов или плодов. Лишние веточки безжалостно обрезаются. Потом, когда пройдешь ряд,  граблями все это собирают и выносят. Сказать, что работа в теплице невыносимо тяжелая, было бы преувеличением. Здесь все автоматизировано: полив, удобрение почвы. Спелые помидоры отвозим на тележках в цех переработки. Там вручную отбираем самые красивые, моем  и складываем по 20 штук в ящики. Остальные на переработку. Представьте себе: целый день ты  тупо обрезаешь кустики, а конца плантации не видно.  Это вроде как заниматься сексом с нелюбимой и некрасивой женщиной в металлургическом цеху, в фуфайке, возле домны. Вроде и не трудно, но скучно. Ждешь, когда же закончится рабочий день и можно будет окунуться в бассейн. И еще жарко и душно очень. Теплица все же...


 
Знает чех, румын, унгур: лучший праздник - перекур!!
Знает чех, румын, унгур: лучший праздник - перекур!

Парниковая «дедовщина»


Работаем каждый день, без выходных, с 8 до 12. Пару перекуров Хуан позволяет сделать. Потом сиеста до 4 часов, хоть обкурись. А после четырех снова в поле, до тех пор, пока Хуан не скажет: «Финиш! Вольно! Разойдись!» В субботу работаем до 13, потом личное время. Можно письмо на родину любимой девушке написать, заняться физподготовкой, почитать книгу, привести в порядок форму одежды. Есть один плюс: за день ты так наедаешься халявных помидоров, что потом год не сможешь не то что есть, но и просто так смотреть или читать про них книги.

- Ты сегодня дежурный! - порадовал меня в первый день с улыбкой Хуан, дружески хлопнув по плечу.

- Позвольте, сеньор Хуан, я ведь только что вступил в должность!

- Вот и вступай! Такой у нас порядок! Бери швабру и вперед! - смеется Хуан. - У нас тут уборщиц нет.

И здесь «дедовщина»! Что поделать, я здесь снова салага в свои пятьдесят с хвостиком. Дневальный должен помыть сортиры, душевые комнаты, «ленинскую комнату», камбуз и казарму. Слава богу, я к этим фокусам привычный: семь лет в армии отбарабанил. Хорошо хоть на тумбочке ночью не стоять у знамени парника.

Зарабатывают ребята здесь по 36 евро в день. Мне положили 20, потому что я не всегда обрезал то, что надо. Да я и этому рад, ведь сеньор Хуан вообще уже в первый день хотел со мной, с криворуким, расстаться. Но главный «эксплуататор» Бони сказал, усмехнувшись: «Пусть учится». Ну, спасибо тебе, капиталист!

Вечером, после того как я всласть натанцевался со шваброй  и, разомлевший от труда, прилег на своей койке, спрашиваю соседа румына Грегоре:

- Ну а как вы проводите досуг? Театры, кино, читальные залы здесь поблизости есть?

Грегоре смеется. Щелкает себя пальцем по горлу и показывает поступательными фрикционными движениями тазом еще один неприличный международный жест, обозначающий, как я понял, некую форму распутства.

«Я преследовал в борделе познавательные цели». Не все русские девочки страстно мечтают вернуться в Россию.
«Я преследовал в борделе познавательные цели». Не все русские девочки страстно мечтают вернуться в Россию

«Яма»

Едва мы с Грегоре вошли в бар в селении Алихидо, из полумрака на нас с любопытством уставились двадцать пар изумительных, искусно раскрашенных девичьих буркал. Короткие юбчонки, едва прикрывающие животы, вызывающие шортики, более похожие на трусики стринги, топорщащиеся от внутреннего содержания, топы. Бабье царство. Право, даже неловко как-то от такого пристального внимания. Я чувствовал себя истинным арийцем, случайно забредшим в африканский бар. Не успел  я сказать барменше слов приветствия, как ко мне за стойку подсела девочка-ангел, неписаной красы, точно сошла с обложки журнала Playboy.

- Привет, - сказал я ей, жадно сглотнув набежавшую слюну.

Ее прекрасная челюсть от удивления слегка отвисла.

- Ты говоришь по-русски? - спросила она, слегка оправившись.

- Я сын русского народа, - гордо бросил я ей в лицо.

- А что ты здесь делаешь? Русские сюда никогда не ходят! По крайней мере за полгода, что я здесь, не встречала ни одного.

- А почему?

- Они не любят платить. Возьми же скорее мне что-нибудь выпить. А то нас оштрафуют, если мы сидим без коктейля.

Моя текила стоила 3 евро, ее коктейль - 18. По-моему, это была просто кока-кола со льдом. Так нас, похотливых, шалых старцев, разводят на выпивку в русских борделях. Девушка Юля стоит в час 126 евро, а за ночь - 260. Подайте лучше соленый огурец!

Кабинеты в баре не предоставляются, поэтому мы едем с Юлей в нумера. Профессия вынуждает меня заплатить за интервью с Юлей. Я расплачиваюсь с бандершей, русской 25-летней бизнес-леди Олей (еще недавно сама ходила в передовиках сексуального производства), и мы покидаем бар. Настроение у Юли прекрасное, она по дороге даже поет: «А ты такой холодный, как айсберг в океане». Она приехала в Альмерию из Тамбова. Там она окончила экономический факультет (кстати, что-то с налогообложением), но работу по специальности не нашла и работала в школе учителем математики. 2000 рублей в месяц ее совсем не устраивали. Сменить профессию ей помогла подружка, которая работает здесь уже два года.

- Хочешь, убежим отсюда в Россию? - спросил я торжественно, как Лихонин из «Ямы» Куприна. - Я выкуплю тебя, малышка,  из этого борделя! Сколько надо заплатить?

Я мысленно пересчитал свою наличность, представляя крупный заголовок на первой полосе: «Наш корреспондент спас от нравственного падения русскую красавицу». Юля гордо откинула волосы.

- Во-первых, давай сразу договоримся: это не бордель. И я не проститутка! - оскорбилась она.

- Хорошо, - согласился я, - я выкуплю тебя из культурно-развлекательного центра.

- Я еще в августе расплатилась с долгом. Меня привезли за 800 евро. А теперь уже и родителям высылаю.

- Мы начнем новую жизнь, будем работать! - не унимался я в филантропическом порыве. - Ты будешь учить детей разумному, вечному, доброму! 

- За 2000 рублей в месяц? - с иронией спросила Юля.

- Деньги не главное! Я буду писать очерки нравственности и подрабатывать путевым обходчиком. Мы заведем курей и козу. Будем помогать детским домам и пенсионерам. Как тимуровцы у Аркадия Гайдара? Помнишь?

Я затронул, как мне кажется, самые тонкие струны ее души, но даже перспектива оказывать бескорыстную помощь пенсионерам не убедила красавицу расстаться с пороком. Она к тому же не читала Гайдара.  Она была из другого поколения.

- Нет. Я не поеду, - надулась Юля и стала угрюмо одеваться.

- Но ведь здесь унизительно. Эти похотливые испанские старички...

- Почему? Бывают очень даже ничего. Они очень обходительны и щедры...

- Но ты ведь не можешь уйти, когда захочешь! Тебе паспорт не отдадут.

- Паспорт у меня в сумке. Могу показать. А уйти не могу, как и со всякой другой работы.

Конечно, как и всякая работница этой сферы общественного досуга, Юля надеется, что ее подберет какой-нибудь влюбленный Хулио на содержание. Утром я, опустошенный,  доставил ее к месту работы.

- А хорошо все-таки, что она не согласилась! - рассудительно, по-взрослому думал я через пару часов, обрезая помидорные кустики. - Поди затосковала бы там, в холодной Москве, по любимой работе, зачахла бы, как лилия, вырванная из родной стихии...

Польется песня, как ручей. В борделе станет веселей! Испанские мачо устроили концерт для наших девчат.Польется песня, как ручей. В борделе станет веселей! Испанские мачо устроили концерт для наших девчат

Наш корреспондент инкогнито прибывает в Испанию, чтобы найти достойную работу и достигнуть материального благополучия. Но неожиданно сталкивается с равнодушием к его деятельной персоне испанского работодателя. После долгих скитаний по социальным приютам он обращается в ассоциацию «Альмерия по-русски», где ему находят работу. Он устраивается неквалифицированным работником в парники, где выращивают помидоры. После работы он в чисто познавательных целях отправляется по испанским борделям.

Концерт для проституток с оркестром

Есть хорошая традиция в Испании: перед свадьбой будущий муж устраивает мальчишник с друзьями в борделе. Это как проводы в армию. Я попал на такие проводы. Студенты народного отделения музыкального училища, друзья жениха, шутливыми пинками под зад выталкивают его на сцену с шестом посредине, где обыкновенно танцуют стриптиз наши землячки, прежде чем утонуть в жарких объятиях очередного клиента. Оксана, томная красавица из Запорожья, в красивом эротическом танце начинает стаскивать штаны с его толстой задницы. Как я понял: эта мистерия пародирует свадьбу и первую брачную ночь. Пабло стесняется своего пузика и, краснея, закрывает жирными ладошками свой некстати проснувшийся репродуктивный инструмент. Свободные от вахты девочки, собравшись возле сцены, весело смеются. После этого языческого танца жениха и Оксану под грустный вой дружков провожают в последний путь по долинам вольных сексуальных похождений на манящий одр порока. А друзья-музыканты в ожидании возвращения будущего отца семейства дают удивительный бесплатный концерт для оставшихся не у дел девочек. Сорок минут, аккомпанируя на мандолинах и виуэле, старательно поют кабальеро для русских девчат.
 
Хозяин дает добро

Славик, высокий, спортивный парень тридцати лет, хозяин веселого заведения, узнав, что я собираюсь писать книгу о борделях, охотно согласился поговорить со мной. Речь его безупречно грамотна. Но физиономист Чезаре Ломброзо наверняка сразу заподозрил бы его в двойном убийстве старушек-процентщиц, жестоком изнасиловании несовершеннолетней, краже картин из Эрмитажа, в отмывании денег и укрытии налогов.
- Миф о несчастной судьбе бедных провинциальных девочек за рубежом сильно приукрашен. Посмотри на них! - Он кивнул в сторону своих подопечных, сидящих в разных позах в дальнем углу в ожидании своего мимолетного счастья. Девочки в самом деле беспечно щебетали и смеялись. Хотя актер-комик на сцене тоже не будет хмуриться.
- Но ведь их доставляют сюда обманом! Многие думают, что едут работать на консумации или танцевать стриптиз!
- Не смешите меня! Да сейчас каждый нормальный человек знает, что просто за консумацию тебя никто держать тут не будет. Все знают, куда едут! Они, поверь мне, не дуры! Зато каждая девушка, приехавшая сюда, тащит за собой еще как минимум двух подружек, желающих работать в нормальных, цивилизованных условиях 50 на 50.
- А русские бандиты «крышуют» тебя?
Славик смеется загадочно:
- Русской мафии тут нет вообще. Бывают изредка наши на «гастролях». А устойчивых команд нет. Если кто-то из «авторитетов» и купил здесь землю, дом, яхту, то сидит ниже травы. «Работают» они в России, а здесь отдыхают!
- Ну а если кто-то из девочек захочет завязать с прошлым и уйти.
- Хрен выгонишь! Вот смотри! Света! - орет он сквозь музыку в сверкающее пространство. От группы прелестниц отделяется смуглая девочка со школьными косичками. Подходит, скромно переминаясь с ноги на ногу, словно двоечница, не выучившая теорему Ферма.
- Когда это кончится? - сурово вопрошает Славик.
- Что? - испуганно таращит прекрасные очи Света.
- Пить надо меньше! Собирай вещи, поедешь завтра домой.
- Да что такого я сделала? Я и не пила сегодня! - Света чуть не плачет.
Славик доволен спектаклем:
- Видал? Они бесплатно будут трудиться, лишь бы к себе в Мухосранск, в нищету не возвращаться. А насчет того, что к наркоте привыкают и спиваются, так кому суждено, и в России сопьется. А вообще я буду их менять. Мода на русских прошла. Раньше испанцы на них просто смотреть приходили! А сейчас еле свожу концы с концами. Сейчас у испанцев мода на экзотику, на Восток. Наберу китаянок, а этих по ж...пе мешалкой! Ладно, ты сиди, сейчас я тебе Светку пришлю.
- Да я вроде бы не собирался... - стушевавшись, стал я отказываться.
- За счет заведения, - великодушно бросает Славик, узрев экономическую причину моего смущения. Но только надо быть очень наивным человеком, чтобы поверить Славику, как счастливы русские девушки в борделях Испании...

Этим русским красавицам уже не грозит депортация. Они - граждане Испании.
Этим русским красавицам уже не грозит депортация. Они - граждане Испании
Просто Мария

Не успел я приземлиться за барную стойку, как, расталкивая подруг, ко мне стремглав ринулась кустодиевская толстушка, с карими миндалевидными глазами. Влюбилась, наверное. Что-то пылко сказала по-испански.
- Расслабься, я русский, - осадил я ее пыл. Сударыня несказанно обрадовалась этому обстоятельству. Мы оказались почти земляками: Маша - из Тамбова, а я, Саша, там проходил воинскую службу в летном училище. Расценки здесь таковы: 20 минут второпях - 50 евро; 30 минут по-быстрому - 60 евро. Час неторопливых сладких утех с прелюдией - 100 евро. Кабинет - это комнатка без окон, с большим трехместным одром. Душ в углу, без всяческих перегородок.
- Не брызгайся, мне потом полы вытирать, - предупреждает Машка. Она аккуратно расстилает одноразовые бумажные простыни. И щебечет, щебечет, без умолку.
- Знаешь, как надоели эти испанцы. Ты первый русский у меня здесь. Они хотят за один заход два раза на халяву. Или требуют, чтобы без презерватива. Это, конечно, дороже стоит, но я всегда отказываюсь. Хотя девчонки, чтобы больше заработать, соглашаются. Да мне денег хватает. Жилье бесплатное. У нас в июне одна девочка из Златоуста уехала с двумя «крутыми», они 500 евро обещали за ночь. С тех пор ее никто и не видел. Наверное, убили...

Не плачь, девчонка, пройдут дожди...

У Машки своя захватывающая история любви. Росла без отца, с матерью-алкоголичкой. Еще будучи школьницей, стала любовницей одного криминального авторитета. Думала, на всю жизнь. А он ее однажды своему другу отдал: то ли проиграл, то ли просто был великодушен. Она несколько раз пыталась порвать с ним отношения после такого великодушия, но он всякий раз возвращал ее, неразумную, надавав тумаков. Однажды она собралась и уехала к подруге в Испанию, которая к тому времени уже освоила смежную специальность. Даже мать сейчас не знает, где она.
- Слушай, купи меня еще раз! - осеняет вдруг ее, когда нам постучали в дверь.
- Не могу, у меня лимит, - отвечаю я.
Машка срывается. Губы ее дрожат, глаза наполняются слезами. Голос ее срывается на крик:
- Думаешь, мне хочется переспать? Мне просто поговорить, как с братом... Хочешь, я завтра с тобой бесплатно буду с семи утра до семи вечера. Сколько хочешь!
Я прикинул: с утра до семи - это, пожалуй, слишком мощный бонус. Призовая игра в таком деле не всегда уместна. Дальше описывать страшно. Началась истерика: Машка залилась горючими слезами, тихонько завыла, как сука, потерявшая щенка, и с какой-то звериной яростью стала хватать мою одежду, не давая мне одеться. Что-то непохоже было, что Машка и остальные девушки счастливы в испанских борделях и даже боятся, что их оттуда вышлют на Родину. В двери снова нетерпеливо постучали. Кому-то приспичило.
- Успокойся, Машка. Я сейчас схожу в отель за деньгами и вернусь! - пообещал я неуверенно.
- Правда? - радостно воскликнула она, мгновенно прекратив плакать. Вытерла простыней слезы и рассмеялась. - Тогда я буду тебе верность хранить.
Я тоже невольно рассмеялся. Насчет верности это она здорово придумала. Потом медленно бродил по пустынным узким улочкам Альмерии и думал о несчастной, одинокой девочке Машке, реальной претендентке на место в психиатрической лечебнице. Родина-мать! Ну почему ты так жестока к своим дочкам? Если бы ты, мать, предоставила им достойную жизнь дома, работала бы сейчас Юля учительницей и радовалась солнцу и небу, крепкая, репродуктивная Машка свое сексуальное проворство употребила бы во благо: рожала бы детей и не думала о деньгах. Сколько твоих дочерей, ладных, справных, русоволосых красавиц, услаждают низменные потребности чужеземцев за морями и горами! А сколько сынов твоих, Родина, покинуло отчий дом в поисках достойной зарплаты! И далеко не самых худших твоих сынов! А именно тех, которые хотят изменить свою жизнь честным трудом, не торговлей подержанным товаром и полудремой бездельника-охранника. Неправильно это. Мы ведь так и выродиться можем! Ну сделай же что-нибудь, Родина!

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
Генеральный консул России в Барселоне Дмитрий Владимирович КАЗИМИРОВ:

- Россиян в Испании, по самым скромным подсчетам, около 50 тысяч. Даже если человек получил муниципальную регистрацию, а таких около 35 тысяч, он не становится легальным. Получить легальную работу за рубежом - это красивый миф, который привлекает каждый год тысячи россиян. Сколько об этом говорится в СМИ, но народ все равно едет. В Испании прирост составляет примерно 1000 человек в квартал. Почти все русские приезжают сюда на работу нелегально. Для того чтобы получить приглашение от работодателя, надо быть уникальным специалистом, без которого испанская экономика просто зачахнет. Ведь оформление иностранного специалиста занимает почти полгода, через министерство труда и министерство иностранных дел. Захочет ли хозяин теплицы так хлопотать за сборщика помидоров? Он без труда наберет легальных рабочих из Румынии, Болгарии, Литвы и не будет рисковать огромными суммами штрафов.
Проблема русской мафии явно надумана. Организованных русских преступных группировок Испании нет. Больше испанскую Фемиду тревожат выходцы из стран Северной Африки. Да и точной статистики преступлений, совершенных русскими, нет, потому что русскими здесь считаются и молдаване, и украинцы, и грузины. Во-вторых, после суда по испанскому законодательству иностранцев высылают на родину, и даже не всегда ставят в известность о судимости правоохранительные органы этой страны. На сегодняшний день в тюрьмах Испании содержатся не больше 100 россиян. По количеству иммигрантов на первом месте из стран бывшего союза - страны Прибалтики, потом - Украина. Наши в конце списка.

Ваши проекты по борьбе с нелегальной иммиграцией вы можете изложить автору сегодня, 18 ноября, с 14 до 15 часов по московскому времени по телефону (495) 777-02-84 (доб. 539).
Или по электронной почте: e-mail:
meshkov@kp.ru
Будем думать вместе!
Александр МЕШКОВ 
kp.ru, 14-18.11.06
Рейтинг: 0 Голосов: 0

Загрузка комментариев...

← Назад

 
 
InstantCMS