Слайдер статей

Автостоп по-испански Автостоп по-испански Ярмарка встречала гостей разноцветьем и веселой суматохой. Индийские ковры и...
Испанский клуб в Питере Испанский клуб в Питере Петербург, один из главных центров мирового туризма, активно работает над...
Испанцы в России Испанцы в России 18 июля 1936 года все радиостанции Испании вещали: "Над всей Испанией...
В России больше мачо, чем в Испании В России больше мачо, чем в Испании - Всему миру кажется, что испанский мужчина - воплощенный донжуан, постоянно...
Испания: любовь или страсть? Испания: любовь или страсть? Испанские мужчины смуглы, стройны, черноволосы. Они носят плотно облегающие...
Автостоп по-испански
Автостоп по-испански

Ярмарка встречала гостей разноцветьем и веселой суматохой. Индийские ковры и африканские маски, бразильские минералы и перуанские статуэтки, итальянские сумки и французская одежда, польский хрусталь и русские матрешки - всего не перечислишь. В центре зала развлекали публику артисты. То там, то...

Подробнее...
Испанский клуб в Питере
Испанский клуб в Питере

Петербург, один из главных центров мирового туризма, активно работает над расширением и укреплением своих связей с зарубежными партнерами. В Северной столице уже существует Австрийский клуб. Клуб друзей Албены, Израильский клуб и ряд других подобных общественных организаций, целью которых...

Подробнее...
Испанцы в России
Испанцы в России

18 июля 1936 года все радиостанции Испании вещали: "Над всей Испанией безоблачное небо". Это был пароль фашистского мятежа, генерал Франко с помощью немецкого и итальянского фашизма спровоцировал гражданскую войну в стране. С 1936 по 1939 год Испания пылала в огне гражданской войны,...

Подробнее...
В России больше мачо, чем в Испании
В России больше мачо, чем в Испании

- Всему миру кажется, что испанский мужчина - воплощенный донжуан, постоянно бьющий копытом в попытке кого-то соблазнить. В современной Испании мачо - это скорее повод для шутки. Раньше было принято: идет женщина по улице, а мужчины, сидящие на лавках, наперебой говорят ей комплименты,...

Подробнее...
Испания: любовь или страсть?
Испания: любовь или страсть?

Испанские мужчины смуглы, стройны, черноволосы. Они носят плотно облегающие брюки и расстегнутые на груди рубашки. И поверьте, им есть что показывать! Любовь! Сколько же ей посвящено стихов и поэм, сколько великих судеб сумела изменить она одним мановением руки, сколько гениальных творений...

Подробнее...

Автостоп по-испански

Автостоп по-испански

Есть что-то такое в путешствиях, когда тебе не надо платить за визу и страховку, выбирать между гостинничными номерами с видом на горы или море. Есть такая категория людей, которая легко срывается с места и пускается во все тяжкие. Ниже публикуемые записки мы получили благодаря сотрудникам Испанского клуба в Санкт-Петербурге. В следующих номерах мы надеемся продолжить описание нестандартных путешествий по Испании наших соотечественников.

Ярмарка встречала гостей разноцветьем и веселой суматохой. Индийские ковры и африканские маски, бразильские минералы и перуанские статуэтки, итальянские сумки и французская одежда, польский хрусталь и русские матрешки - всего не перечислишь. В центре зала развлекали публику артисты. То там, то сям среди толпы сновали самодеятельные клоуны с выбеленными лицами. Продавцы, оставив прилавки напарникам, прохаживались вдоль рядов, дружелюбно интересуясь делами коллег. Те, по обычаю прибедняясь, морщили лица и неопределенно крутили пальцами. Сотни голосов, будто шум прибоя, перебирающего гальку, музыка где-то вдали - всё это рождало внутреннее успокоение и в то же время легкое, щемящее чувство хрупкости и иллюзорности окружающего...           

- Ну все, ребята. Работы больше нет, - сказал шеф, - ни в Мадриде, ни в Лионе мы почти ничего не заработали. Мне нечем оплачивать стенды в Париже и Люксембурге. Так что, в Италии я сам справлюсь. А вы поезжайте автостопом домой: у меня срок действия "зеленой карты" истек -даже с места не сдвинуться Нельзя сказать, что это было неожиданностью: шеф давно уже о чем-то думал, недобро поглядывая на нас и пощипывая бородку. Угораздило же его "осчастливить" нас после того, как мы все деньги отослали с оказией домой!
            Делать было нечего. Под поездку было занято немало денег, которые нужно было отдавать, а виза истекала лишь через два с половиной месяца. Я решил ехать обратно в Испанию: собирать апельсины. Еще на Мадридской выставке испанские коллеги рассказывали, что прежде они каждый год участвовали в сборе фруктов на юге страны. В хорошие дни, ко1да ветви ломятся под тяжестью плодов и хозяевам требуются рабочие руки, можно заработать до 5-в тысяч песет в день, то есть 40-50 долларов.
            Причём, когда завершается уборка одного фрукта, поспевает другой. Так народ и кочует, перебираясь к осени на французские виноградники...
            Во время своего пребыванйя в Тулузе я познакомился с несколькими симпатичными людьми, среди которых была юная сотрудница туристической фирмы из Валенсии. Она сообщила нам, что у дяди её коллеги по работе своя ферма, и не исключено, что ему понадобятся работники. Мы договорились о встрече в Валенсии. Переезд наш через границу организовал перуанский индеец Хулио, с которым мы частенько ходили в соседний павильон дегустировать под видом потенциальных покупателей французские вина. Спустя два часа после закрытия выставки соотечественник Хулио уже мчал нас на своём фургончике к испанской границе. Я сидел в кабине. В кузове, среди тюков с пёстрым тряпьём примостился с "беломориной" Саша Дементьев, геолог, специалист по минералам, исходивший всю Сибирь и тундру, а вот теперь выставляющий эти самые минералы вкупе с матрёшками и пасхальными яйцами на продажу в городах и весях Европы...
           В четыре утра мы уже были в окрестностях Барселоны. Поставили палатку в кустах у бензозаправки, заползли в неё и тут же уснули. Проснулись около восьми мокрые с головы до ног. По палаточной ткани, сквозь которую просвечивало пока ещё нежаркое солнце, стекали крупные капли влаги. Выбрались наружу -поля кругом, причудливо изогнутые стволы деревьев на меже. синеющие силуэты гор на горизонте - и всё окутано ленивой дымкой.. Вдали в косых лучах солнца могуче возвышался Монсеррат.
           На бензозаправке мы привели себя в порядок и перекусили. До цели оставалось чуть больше трехсот километров. По скоростному шоссе на машине - часа три. Однако, дорогу на Валенсию сперва нужно было найти. Прижимаясь к металлическому бортику шоссе, мы двинулись по направлению к дорожной развязке, которая оказалась километрах в восьми. Начало припекать, да и ноша килограммов под тридцать изрядно портила удовольствие от прогулки. Мимо, отчаянно сигналя и едва не задевая наши торбы, вихрем проносились машины. Вконец заблудившись в переплетении бетонных желобов, мы начали перебегать дорожное полотно в разных направлениях, пролезать под ним по трубам - и в результате оказались на какой-то стройке, среди бочек со смолой и мешков с цементом. Через некоторое время на стройку не спеша въехал грузовичок. Мы кинулись к нему, словно потерпевшие кораблекрушение к причалившей к берегу шлюпке. Водитель, добродушный сухощавый дядька, сказал, что до Валенсии не довезёт, но доставит на перекрёсток, откуда нас вмиг доставят, куда нам нужно. Мы выехали на просёлочную дорогу и помчались с ветерком по холмам, заросшим редколесьем. Внезапно лес кончился, и дыхание наше перехватило: перед нами, как яркое лоскутное одеяло, лежала наша обетованная земля... Переливающиеся золотом поля, подсолнухи повсюду, низкие рощи, будто клубящийся зелёный дым на склонах холмов, слепяще-белые домики вдали, вызывающие какое-то детское ощущение уюта и радости...
         - Испания... - зачарованно прошептал Саша.
         - Испания!!? - подхватил дядька, энергично крутя баранку - А испанец, друзья мои - самый работящий ишак в мире! My-y-ylll Xa-xa-xal
        И так, с мычанием, хохотом, энергичными восклицаниями и, конечно, песнями, наш благодетель завёз нас в довольно оживлённое место, откуда, тем не менее, мы не могли выбраться два дня. Кажется, это был Марторедь. На Валенсию оттуда ведут три дороги: скоростное шоссе, национальная дорога и какая-то совсем обычная... Мы с Сашей, как нам советовал Хулио, решили двигаться короткими перебежками: достали табличку "Таррагона" и встали на перекрёстке. Весь день проезжающие показывали нам в разные стороны. Потерпев неудачу на национальной дороге, мы притулились у бортика скоростного шоссе. Безрезультатно. Закат мы встретили, посасывая травинки на обочине совершенно пустынной захолустной трассы. Завидев нас, пожилые водители начинали сурово хмурить брови: мол, работать надо, тогда и машина будет! Молодёжь дразнила нас через заднее стекло известным непристойным жестом... На ночь мы ушли в придорожный лесок. Саша начал возиться с палаткой. Я сел на траву, наслаждаясь тишиной. Где-то кричала ночная птица. Над верхушками сосен зажглись звёзды...
          Поутру, сделав зарядку и перекусив, мы двинулись по дороге пешком. Через некоторое время нас догнала полицейская машина:
         - Документы!
         - Пожалуйста, сеньор!
         - Так... Русские.
        - Русские, сеньор!
        - Небось, в Валенсию идёте?
        - В Валенсию, сеньор.
        - Фрукты собирать?
        - Фрукты, сеньор.
         - А разрешения на работу нет.
        - Нет, сеньор...
        - А куда же вы тогда идёте?
         - А нам некуда больше идти, сеньор...
        Тут впервые и появилась на свет "жалостливая рассказка", которой было суждено впоследствии тронуть десятки испанских сердец от Барселоны до Мадрида. Вероятно, злодей-шеф икал, не переставая. Тут надо сказать несколько слов об испанских полицейских, которым, в отличие от некоторых других, абсолютно чужда чванливость и, тем более, грубость. В большинстве своём это весёлые, отзывчивые люди, всегда готовые поверить человеку на слово. Поверил нам и этот полицейский. Мало того, в глазах его читалось искреннее сочувствие. И неудивительно, что через несколько минут мы вновь шагали по дороге, пока ещё сгибаясь под тяжестью своих торб, которые две недели спустя, ничуть не уменьшившись в размерах, уже легко взлетали на плечо. Вторым, кто решился посадить нас в машину, был моложавый, седовласый сеньор, оказавшийся членом компартии Каталонии. В бурные шестидесятые, объяснил он, автостопом можно было доехать до Стамбула. Однажды они с женой так и сделали. А сейчас времена не те - люди боятся. Взять одного - куда ни шло, а вот двоих... Узнав, что мы из России, водитель приосанился и произнёс целую речь о том, что Горбачева испанцы любили, а Ельцину не доверяют и боятся его. Я не удержался и спросил, что было бы с частной собственностью, если бы компартия пришла в Испании к власти. Наш собеседник живо отреагировал в том смысле, что коммунисты уважают собственность, что он и сам владеет маленькой фирмой, и, разумеется, никаких перемен не произошло бы. Однако, немного поколебавшись, он зашептал;
        - А с другой стороны, ты посмотри, ну зачем им столько денег?! На кой чёрт ему одному этот дворец и состояние в десять миллиардов, а?
        Через пару десятков километров мы тепло попрощались. Ещё одна ночь прошла в лесу... Наутро нам опять повезло. Мимо пронеслась и остановилась метрах в двадцати от нас родная советская "Нива", расписанная черепами и костями. Из машины нёсся, далеко оглашая окрестности энергичный "хэви-метал". Мы подбежали, волоча за собой сумки:
        - Не подвезёт ли нас сеньор до Таррагоны?
         - А зачем же я, по-вашему остановился?! Водителя звали Пако. Мускулистый, с волосами ниже плеч, по профессии он был водолаз и работал вместе с российскими специалистами, которые помогали испанским коллегам в разведке нефти. Пако рассказал, что он солист рок-группы и по вечерам поёт в баре, а во время отпуска занимается скалолазанием. На своей "Ниве" он исколесил всю Испанию и побережье Средиземного моря от Марокко до Италии. Через полчаса мы уже были в гостеприимном доме Пако в Таррагоне, где, приняв душ и пообедав, смогли, наконец, вытянуть ноги в уютном кресле, наслаждаясь музыкой и пивом с мидиями, которым нас угощала Ольга, жена Пако... Однако, хорошего понемножку! Наш новый друг довёз нас до шоссе, где мы и провели, голосуя, едва ли не весь остаток дня. Вдали горели огни аэропорта. Над нашей головой чёрными птицами в полыхающем небе с величественным гулом проплывали самолёты...
        Наконец нам удалось остановить ещё одну машину. За рулём сидел мужчина средних лет в очках. В разговоре с ним я заметил лёгкий акцент. Это был немец, вот уже пять лет торгующий в Малаге запчастями для велосипедов. Назову его Ганс. Сначала он согласился довезти нас до Кастельона, но заинтересовавшись моим рассказом о криминогенной ситуации в России, махнул рукой: ладно, поехали до Валенсии!
        - Послушай. - заметил немец, - а зачем ты со своим языком едешь собирать фрукты? В Малаге полно ваших мафиози, они покупают недвижимость - им вот как нужны переводчики!
        Я ответил, что носители информации тем отличаются от обычных людей, что им отпущен Господом гораздо меньший срок жизни...
        - Нет-нет! - перебил меня собеседник. - они туда приезжают просто отдыхать, ничем таким не занимаются, живут спокойно...
        "Бережёного Бог o бережёт!". - подумал я.
        Под Кастельоном Ганс решил остановиться, чтобы переночевать в гостинице. Поинтересовавшись ценами, мы с Сашей в очередной раз предпочли отдых на свежем воздухе. Однако Ганс не отпускал нас:
        - Может быть, поужинаем вместе? Вы доставите мне удовольствие, если позволите пригласить вас!
        Ну как не поверить хорошему человеку!
        О, эта испанская еда! Огромные блюда, на которых горой возвышаются салаты, порожденные самой буйной человеческой фантазией: сочные, поджаристые куски мяса, хрустящие рыбные корочки, диковинные моллюски, ароматные грибы, паэлья! тортилья!!! А фрукты, а вина!..
        ... Мы с Сашей заказали салат. Один на двоих. Тщетно Ганс пытался проявить душевную щедрость, обещая оплатить всё; что мы только пожелаем. В конце концов он пошёл на хитростью заказал себе целое блюдо рыбы и отвалил нам по внушительному куску. Кроме того, мы выпили бутылку прекрасного белого вина и по рюмке дорогого коньяка. Ганс косился на ближайшие столики и сокрушенно качал головой:
        - Не понимаю я этих испанцев: наложат себе выше крыши, а потом половину оставляют...
        Мы с немецкой аккуратностью доели всё до конца и распрощались до утра. ...Заночевали мы в картофельном поле, под раскидистой кроной альгарробо, рожкового дерева, с ветвей которого свисали огромные, изогнутые стручки. По другую сторону дороги, за оградой простирались вожделенные апельсиновые рощи. Однако, нам нужно было ехать дальше: нас ждала Валенсия...
        Прибыв в Валенсию мы горячо поблагодарили Ганса и направились прямиком в турагенство, где нам обещали дать адрес фермы. Однако нас постигло разочарование. С коллегой своим моя знакомая рассорилась и вообще понятия не имела, где он. А что касается сбора фруктов, то об этом можно было узнать в мэрии. Отстояв очередь к справочному окошку в мэрии, мы узнали, что адреса сельскохозяйственных кооперативов нам дадут в Generalitat. Туда мы и направились. Служащий, которому мы изложили ситуацию, указал нам на подтянутого черноволосого мужчину средних лет. Звали его сеньор Чакон.
        - Вы понимаете, здесь работы не дают, - сказал сеньор Чакон, - Ведь это по сути дела министерство. Но я, конечно, попробую помочь вам. Сейчас праздники - приходите через три дня. Дам вам пару телефонов своих знакомых.
        Ночь мы провели в крошечной гостинице, стены которой дрожали, как карточный домик, а лестница ходила под ногами подобно корабельному трапу. Зато и взяли с нас по полторы тысячи песет - дешевле не бывает.
        В Валенсии удивительное небо: глубокое и сочное, будто тёмный бархат. Из старого русла реки к нему тянутся пальмы. К морю также ведёт пальмовая аллея - деревья высоченные и гладкие. Я вспомнил, что видел такую аллею в каком-то фильме о Калифорнии. По дороге к морю мы познакомились с долговязым португальским хиппи, поинтересовались возможностью заработать. Тот ответил, что с работой глухо. По всему побережью от Валенсии до Португалии сезон кончился, теперь работа будет только в июне-июле. Сам он, по-видимому, кормился игрой на гитаре, которая свисала у него с плеча. Я спросил, где. тут поблизости можно раскинуть палатку. Оказалось, по всей Испании это запрещено, и палатки можно ставить только в кемпингах. Ближайший кемпинг - в Эль Салере. в тринадцати километрах от города. Поблагодарив парня за предложение остановиться у него. мы продолжили знакомство с городом. Пляж нам показался не особо шикарным: но чего же желать от крупного порта! Несмотря на пронизывающий ветер - начало апреля! - мы открыли купальный сезон.
        В час ночи, забрав пожитки из камеры хранения мы отправились в Эль-Салер. Дорога шла мимо заброшенных фабричных корпусов, полуразрушенных домов, заболоченных полей, проволочных оград, за которыми заливались лаем свирепые псы. Один раз мы оказались между двумя огороженными садами, и дюжины полторы собак довольно долго бежали, рыча и бросаясь на металлическую сетку справа и слева от нас, как зловещий эскорт, что весьма напоминало мифологическое путешествие в преисподнюю. "А вот забор сейчас как кончится!" - невольно думалось мне. И впрямь, за очередным поворотом мы увидели сидящую посреди дороги здоровенную черную овчарку, которая, впрочем, не обратила на нас никакого внимания. Яркие сполохи, ритмично озаряющие горизонт, указывали на близость какой-то крупной дискотеки. Мимо нас на роскошных автомобилях то и дело проносились шумные компании. Пока мы шли, некоторые, вероятно, уже не один раз успели прокатиться до Валенсии и обратно - и теперь приветствовали нас гудками, как старых знакомых. В полпятого утра мы пришли в Эль Салер. Выяснилось, что место в кемпинге стоит всё те же полторы тысячи песет. Укрепив палатку на заросшей кустами дорожной насыпи, мы забрались в неё и уснули. Мало того, что оба мы всю ночь скатывались к нижней стенке палатки, так ещё и голова поутру раскалывалась от болотного газа, поднимающегося из-под насыпи. Немного придя в себя мы пошли знакомиться с городком. Зайдя в небольшой магазинчик, мы познакомились с его хозяйкой, симпатичной дамой средних лет по имени Лола. Лола приняла в нас живейшее участие: разрешила нам на время поездок в Валенсию оставлять вещи в магазине, снабдила продуктами, а главное, познакомила с мэром города. своим крестником, который совмещал решение городских дел с торговлей сигаретами в соседней лавке. Мэр обещал нам помощь в поисках работы. Почти две недели, что мы обитали в Эль-Салере, Лола была для нас всем: доброй хозяйкой, терпеливой собеседницей, советчицей во всех наших делах. Дел, впрочем. было намного: утром мы собирали пожитки, выползали из кустов и направлялись к морю. Купались, собирали ракушки.
        .. Лежа на песчаном берегу, обдумывали, что делать дальше. В первый день обошли все местные рестораны. Когда деньги подошли к концу. Саша стал вылавливать из воды невесть откуда бравшиеся мандарины, которые волной прибивало к берегу. Мандарины были соленые... Сеньор Чакон дал нам телефоны двух сельскохозяйственных кооперативов, расположенных близ Эль-Салера и адрес Рабочих комиссий - организации, борющейся за права трудящихся и велел звонить, если что... Штат кооперативов оказался уже укомплектован, а Рабочие комиссии. как оказалось, поисками работы не занимались. Купив у бомжа газету "La Fhrola" (аналог нашей "На дне"), мы отыскали адреса нескольких благотворительных организаций. В первой же из них нас снабдили адресами церквей, ще мы могли бы помолиться, однако дальше дело не пошло. Мы обошли весь город, справляясь о работе в гостиницах, ресторанах, магазинах... Поздно вечером мы подошли к ночлежке, из открытой двери которой приветливо струился свет. Не успели мы шагнуть внутрь - в проёме появилась рука. протягивающая нам пакеты с едой. Вежливо отказавшись, мы подошли к администратору и сказали ему, что хотели бы провести ночь в его заведении. Тот объяснил, что мы можем бесплатно (включая питание) провести в ночлежке трое суток и попросил наши паспорта. Пока он переписывал данные к себе в тетрадь, я выразил желание ночевать в одной комнате со своим товарищем. На это администратор ответил, что у них двадцать четыре кровати стоят вместе, и уж какая выпадет, такая и выпадет. Оглядев потенциальных соседей, которые ютились позади нас на скамейках, я торжественно заявил, что мы уступаем свои места тем, кто в них нуждается в большей степени. Саша аж подпрыгнул: ты что, дескать, такой неповторимый опыт! Я же чувствовал себя, как уязвленный идальго. Сев на ночной автобус, мы поехали к себе в кусты...
        Спустя двенадцать дней мы двинулись в обратный путь. К тому времени мы уже знали, что двоих к себе в машину вряд ли кто посадит и стояли на дороге поодиночке. Саша, наконец, снял чёрные очки и спрятал в карман ножны, приобретенные во Франции. Водители стали к нам благосклоннее. Кроме того, выяснилось, что лучше всего уговаривать их на бензозаправках, ведя речь о паре десятков километров, не больше. По пути мы не прекращали попытки куда-нибудь устроиться. Ни официанты, ни продавцы, ни строители нигде не требовались...
        - Сеньор, я без работы уже три года, и таких, как я, три с половиной миллиона, - говорил мне, степенно потягивая пиво, пожилой, сухощавый мужчина в аккуратном комбинезоне.
        Нас удивляло, что безработные пьют пиво в барах и танцуют на дискотеках.
        - Послушай, - не раз объясняли мне, - если бы их было действительно столько, народ бы уже давно штурмовал магазины. На деле многие испанцы умудряются работать "по-чёрному", то есть, будучи зарегистрированными как не имеющие работы...
        Когда в полдень мы пришли на главную площадь древнего Сагунто, куда по вечерам приезжают "купцы" набирать народ на сельскохозяйственные работы, там уже собралась внушительная толпа. Мы окончательно сдались... Когда мы покидали Сагунто, тучи, которые клубились над крепостными стенами, разразились ливнем. Мы спрятались под высокими кустами и совершенно неожиданно обнаружили у себя над головой нежно-алые упругие ягоды тутовника. Не обращая внимания на бьющие по лицу холодные струи, мы начали обеими руками запихивать ягоды себе в рот. Тут нас в последний раз задержала полиция. Тем не менее эта встреча закончилась, как и предыдущие:
        - Послушай, старина, оставайся тут ещё на неделю: будет куча мушмулы!
        Мушмула, кисловатый фрукт, похожий на абрикос, в Испании называется "nispero" и встречается довольно часто.
        Пройдя под проливным дождём двадцать километров по шоссе, мы поймали машину. которую вёл загорелый марокканец в безупречном костюме. На приборном щитке у него красовался какой-то документ. Араб объяснил, что это и есть "permiso de trabajo" - разрешение на работу.
        - Это замкнутый круг, ребята! - сказал он, - Без права на проживание вы не получите разрешения на работу, а безработному никто не даст право на проживание... Зато если повезёт - смотрите! Это всё машины рабочих.
        Мы проезжали мимо одного из комбинатов Кастельона, выпускающего керамическую плитку. За оградой стояли сотни сверкающих автомобилей...
        Спать мы легли в тополиной роще, раскинув палатку. Мокрая одежда прилипла к телу. Палатка отчаянно протекала...
        Последнюю ночь мы провели в винограднике у подножия священной горы Монсеррат. Привёз нас туда Фреде - наполовину каталонец, наполовину швейцарец. Земля принадлежала его бабушке, у которой он гостил каждое лето. Мы ещё не успели заснуть, когда в палатку просунулась его рука с двумя банками йогурта:
         - Владимир! Саша! Спокойной ночи!

Утром я проводил Сашу до остановки. Наши пути расходились. Он решил ехать во Францию, попытать счастья в иностранном легионе. Мы обнялись на прощание, и мой верный спутник с горестной миной поднялся в автобус. Я же на перекладных за сутки добрался до Мадрида, где продолжил свою эпопею. Спустя долгое время я нашёл себе работу в русском ресторане, где вечерами ходил с гитарой между столиков и зычным пением зарабатывал себе на обратный билет...        

И всё-таки, я вспоминаю те события с лёгкой грустью. Волнения, переживания - всё это кануло в Лету. А деньги - Бог с ними, с деньгами-то... Согласитесь, хотя бы раз заснуть под далекий шелест волн в апельсиновой роще, где на лицо вам тихо падают пьяняще ароматные лепестки, и проснуться от беспечной трели соловья над головой - ей-Богу, это стоит некоторых неудобств!

В.П. Андреев, ЭСПАНЬОЛА № 4/1998

Автостоп в Испании

https://valyadolgih.livejournal.com/39035.html

Автостоп по испански

https://www.track.kz/ss/avtostop.html

233 просмотра
Теги: автостоп

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!