Посол! Посол!

Посол! Посол!

Дубинин Юрий Владимирович

Презентация книги «Embajador! Embajador!» в посольстве РФ

Родился 7 октября 1930 года в Нальчике (Кабардино-Балкарская АССР). В 1954 году окончил Московский государственный институт международных отношений СССР.
В 1955 - 1959 гг. - практикант, стажер посольства СССР во Франции, сотрудник секретариата ЮНЕСКО в Париже.
В 1959 - 1963 гг. - работал в первом европейском отделе МИД СССР.
В 1963 - 1968 гг. - первый секретарь, советник посольства СССР во Франции.
В 1968 - 1978 гг. - заместитель заведующего, заведующий первого европейского отдела МИД СССР.
В 1978 - 1986 гг. - посол СССР в Испании.
В 1986 году - постоянный представитель СССР при ООН, США.
В 1986 - 1990 гг. - посол СССР в США.
В 1990 - 1991 гг. - посол СССР во Франции.
В 1991 - 1992 гг. - посол по особым поручениям МИД СССР.
В 1992 - 1994 гг. - посол по особым поручениям МИД РФ, принимал участие в российско-украинских переговорах по проблемам раздела Черноморского Флота.
В 1994 - 1996 гг. - заместитель министра иностранных дел России.
В 1996 году назначен Чрезвычайным и Полномочным Послом РФ на Украине.
В 1999 году освобожден от должности в связи с выходом на пенсию.
Владеет французским, английским, испанским языками.
Награжден орденами Трудового Красного Знамени, (1971,1980,1988). Дружбы народов (1975), Знак Почета (1967).
Женат. Имеет трех дочерей.

13 января 1977 года ученый Крымской Астрофизической Обсерватории Н.С. Черных открыл малую планету, которой был присвоен номер 6359. В  марте 1999 года этой планете было присвоено имя DUBININ.

7 октября 2004 года в посольстве Российской Федерации прошла презентация книги Юрия Владимировича Дубинина «Embajador! Embajador!», выпущенной на испанском языке.

Человек-легенда. Великий дипломат. Именно так характеризовали выступавшие автора книги. С 1978 по 1986 год Юрий Владимирович был послом СССР в Испании. Если вспомнить события тех лет, становится понятно, насколько бесценны вошедшие в книгу воспоминания очевидца и непосредственного участника событий, судьбоносных для Испании и нынешних испанско-российских отношений.

Достаточно бегло ознакомиться с биографией Дубинина, чтобы понять, что речь идет о поистине выдающемся человеке, одном из лучших представителей советской, а затем российской дипломатии. Посол в Испании в период перехода страны от диктатуры к демократии. Посол в США и во Франции во время Перестройки, в период, когда в корне менялись принципы взаимоотношений СССР с ведущими западными странами. Затем, уже в Российской Федерации, Юрий Владимирович занимался весьма непростым делом – строил дипломатические отношения с Украиной. Не ошибемся, если назовем Юрия Владимировича первопроходцем. Именно он строил заново дипломатические отношения с Испанией, которых не было практически со времен царской России. Именно он выстраивал на новых принципах взаимоотношения  перестроечного СССР с США и Францией. Не обошлось без Дубинина и строительство дипломатических отношений с соседней Украиной.

На презентации книги в посольстве РФ присутствовали испанские и российские журналисты, представители испанского телевидения, известные люди, непосредственно работавшие с Дубининым, когда он занимал пост посла СССР в Испании. Завершая презентацию, автор с удовольствием подписал всем желающим экземпляры своей книги.

Зная, какое это хлопотное дело – презентация, мы встретились с Юрием Владимировичем заранее, утром того же дня, и попросили его ответить на несколько вопросов.

- Юрий Владимирович, прежде всего, позвольте от лица читателей нашей газеты поздравить Вас с днем рождения и пожелать Вам долгих лет и новых интересных книг!

- Спасибо. Не ожидал, что вы в курсе моей биографии...

- Вы были советским послом в Испании в самые решающие годы в новейшей истории этой страны – переход от тоталитаризма к демократии, установление дипломатических отношений с СССР, попытка государственного переворота, завоевание королем Хуаном Карлосом I авторитета в Испании и на международной арене, приход к власти социалистической партии. Обо всем этом рассказывается в Вашей книге. Как в Советском Союзе воспринимались все эти события, что Вы могли бы особо отметить?

- Мы, конечно, следили с очень пристальным вниманием за всем тем, что происходило, потому что отдавали себе отчет в историческом характере преобразований в испанском обществе. Безусловно, речь шла о судьбоносных для Испании и испанского народа преобразованиях, но мы смотрели шире, считая, что новая Испания могла сыграть большую роль в европейской и мировой политике. Причем мы предполагали, что эта роль будет позитивной и что Испания может внести свой вклад в политику разрядки и преодоления «холодной войны», которая в то время рождалась и активно развивалась. Так что внимание к испанским событиям было самое пристальное и окрашенное самой глубокой симпатией.

Безусловно, весьма сильное беспокойство в Москве вызвала попытка государственного переворота 23 февраля 1981 года, когда группа военных захватила парламент и попыталась восстановить в стране тоталитарный строй.

- Лично Вы во время переворота находились в Испании? Как пережил эту ночь посол Советского Союза в Испании?

- Я с семьей находился в своей резиденции на Пуэрта-де-Йерро. Наблюдали все по телевидению – в зале парламента находились телеоператоры и камеры продолжали работать. Вскоре после захвата раздался телефонный звонок. Звонила одна наша хорошая испанская знакомая. Говорит: «Собирайте вещи и немедленно!» Я спрашиваю: зачем, почему? Она говорит: «Я знаю наших военных, они способны на все. Я перевезу вас к себе, я считаюсь «правой», у меня вас никто не будет искать. Никому просто в голову не придет, что посол СССР может скрываться у меня!» Никуда мы, конечно, не поехали, остались в резиденции.

Когда выступил король и распорядился верным Конституции воинским частям двинуться на Мадрид, стало ясно, что заговорщики проиграли. Именно в тот момент стало ясно, какую роль будет играть Хуан Карлос I в новой Испании. До этого к фигуре Его Величества в Москве относились неоднозначно. Уже после подавления путча в Мадриде прошла небывалая в истории этой страны демонстрация, на улицы вышло более 1,5 млн. человек, поддержавших демократическое развитие страны. Стало ясно, что демократия в Испании победила окончательно.

- Как отреагировала Москва на попытку переворота?

- Были выражены не только сочувствие, но и поздравления в адекватных для того времени формах. Во всяком случае, ни у одного испанца не осталось сомнений в том, на чьей стороне были симпатии нашего народа. Это, кстати, было очень важно со всех точек зрения потому, что в тот момент далеко не все страны так поступили. Первая реакция США, например, заключалась в том, что это внутреннее дело Испании, и это было плохо воспринято испанским народом. Потом Соединенным Штатам пришлось долго объясняться и извиняться перед Испанией.

- Вы стояли у истоков установления полноценных советско-испанских отношений. Оправдались ли ожидания советской стороны в их развитии?

- Практически полностью. И не только в том, что Испания приняла демократическую конституцию, что она разработала и осуществила исключительно точный, ясный план перехода от тоталитаризма к демократии, что нашлись политические деятели в Испании, которые смогли осуществить этот план в наилучших для страны условиях, но и в том, что Испания стала активным участником процессов по снятию международной напряженности. Прежде всего, в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Многие политические деятели Испании тех лет ясно видели, что для выхода страны из изоляции, на которую ее обрек диктаторский режим, необходимо прежде всего нормализовать отношения с нашей страной и пойти по пути их развития. А это совпадало и с нашими желаниями и породило целую эпоху, которая, в общем-то, длится до сих пор.

- Вступление Испании в НАТО не повлияло на развитие этих отношений?

- Мы, конечно, смотрели косо на вступление Испании в Северо-Атлантический блок, но соблюдали при этом всю необходимую дипломатичность, поскольку считали, что испанский народ должен сам определиться с этим вопросом. В Испании шла довольно сложная борьба вокруг этого, закончившаяся всеобщим референдумом. Все завершилось известным компромиссом: Испания вступила в НАТО по своей особой формуле. В частности, Испания отстояла свой статус государства, на территории которого не может быть размещено ядерное оружие – в тех условиях это был очень существенный шаг международного значения. Кроме того, были оговорены многие ограничения по участию Испании в военной организации НАТО. Несмотря на то что мы никак не могли симпатизировать этому процессу, тем не менее, мы, Испания и СССР, прошли этот риф, сохранив нормальные отношения и все перспективы их дальнейшего развития. С точки зрения внешней политики, это было большим достижением и для нас, и для Испании.

- Вы были одним из инициаторов проведения встречи по европейской безопасности в Мадриде. Чем Вы аргументировали в Москве выбор именно Испании для организации столь важного мероприятия?

- Для этого было множество предпосылок. В Испании шел процесс демократизации, борьбы за демократию, и мы считали, что проведение столь важного мероприятия в Мадриде объективно демонстрировало бы поддержку всеми участниками общеевропейского процесса этих преобразований. Кроме того, мы предполагали, что совещание повлечет за собой подключение испанской дипломатии к общеевропейским процессам разрядки и сотрудничества. Не следует забывать, что мадридское совещание проходило на самом пике конфронтации, с 1980 по 1983 год, когда происходило весьма жесткое и взрывоопасное противостояние двух систем, прежде всего, СССР и США, переговоры по разоружению на тот момент были свернуты. И единственным международным форумом, пытавшимся установить диалог между Востоком и Западом, который, несмотря на все трудности, завершился успехом, было совещание в Мадриде, продолжавшееся почти три года. В 1982 году в Испании к власти пришла социалистическая партия, и влияние испанской внешней политики на международной арене еще более возросло.

- Именно в годы, о которых мы сейчас говорим, представители Испании начали возглавлять многие международные организации - процесс, который длится и сегодня. Чем было обусловлено такое доверие к представителям страны, долгое время находившейся в изоляции?

- Испания – страна, которая исторически прекрасно понимает арабский мир, тонко чувствует обстановку на Ближнем Востоке и в других регионах арабского мира. Это страна, которая прекрасно понимает Латинскую Америку, нередко успешно сглаживает остроту конфликтов в этом регионе. Испания, выходя из изоляции, превращалась в активного игрока на европейской и мировой арене и в связи с ее особым положением – страны новой демократии, страны со многими векторами внешней политики. Именно поэтому международное сообщество часто избирало представителей Испании на важнейшие посты, где требовались люди с хорошей дипломатической подготовкой, с умением гибко подходить к проблемам и успешно решать эти проблемы. Совсем не случайно, например, пост председателя Международного Олимпийского Комитета был доверен Самаранчу – первому послу Испании в СССР. Напомним, что произошло это в те годы, когда олимпийское движение практически развалилось, сначала Запад, а затем Восток пробойкотировали две Олимпиады подряд. В этих условиях Самаранч смог найти правильное решение и фактически спасти в тот момент олимпийское движение. Имеется и множество других примеров успешной работы представителей Испании в международных организациях.

- За время Вашей работы на посту посла в Испании на родине сменилось четыре высших руководителя – один за другим ушли из жизни Брежнев, Андропов, Черненко и страну возглавил Горбачев. Отражались ли кадровые перестановки в Кремле на Вашей работе? Менялся ли подход к советско-испанским отношениям при смене генсеков?

- Что касается основной линии, нет. Дело в том, что при смене первых лиц в руководстве неизменно оставалось одно связующее звено в советской внешней политике того времени – министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко. У него были очень большие полномочия, поскольку он был членом Политбюро, и исключительный авторитет в международном сообществе. Для меня все эти годы главным руководителем оставался Громыко, а его линия, когда меня направляли в Испанию, была сформулирована очень коротко: сегодняшнюю Испанию мы не знаем, но у советского народа огромная симпатия к этой стране, поэтому делайте все необходимое для установления дружественных отношений между двумя странами. С первых же дней в Испании свобода моих действий была очень большой, по существу мне был выдан «карт бланш».

- Какое из событий тех лет Вы считаете решающим для установления прочных отношений между двумя странами?

- С самого начала мне было ясно, что необходимо организовать яркое, запоминающееся событие, которое бы поразило воображение народов СССР и Испании и прочно связало бы наши страны. Таким событием, по моему мнению, стал бы официальный визит испанского короля в Советский Союз. По различным причинам визит готовился больше пяти лет, и, когда стало ясно, что он может стать реальностью, Громыко отнесся с пониманием к его возможным последствиям. Он гарантировал мне, что все договоренности, которые будут достигнуты в ходе визита Хуана Карлоса I в нашу страну, с нашей стороны будут безоговорочно выполнены без каких-либо поправок. Визит короля Испании в СССР подготовил почву для всех последующих визитов высоких представителей обеих стран, которые всегда проходили в дружественной обстановке и заканчивались важными договоренностями к взаимному удовлетворению сторон.

- В 1999 году Вы завершили свою работу в качестве дипломата и вышли на пенсию. Чем занимаетесь в последние годы? Только литературным творчеством?

- Нет, не только. Я вернулся в свою alma mater, в институт, который когда-то закончил – МГИМО, и преподаю в нем.

- Вы подолгу жили и работали в трех великих странах – Испании, США и Франции. Скажите, в которой из них лично Вы и Ваша семья чувствовали себя комфортнее? Не как посол, а как человек.

- Безусловно, в Испании. Великая страна, безумно красивая, а мне еще выпало провести в ней самые интересные и, я бы даже сказал, романтические годы, которые определили дальнейшую судьбу этой страны. Здесь живут чудесные люди, общаться с которыми было одно удовольствие. Впрочем, почему «было»? Со многими я поддерживаю дружеские отношения до сих пор.

- Юрий Владимирович, благодарю вас за прекрасное интервью. Надеемся почаще видеть Вас в Испании – стране, с которой Вас связывает столько славных дел и множество воспоминаний.

Беседовал 
Александр Пеунов

Беседуя с Юрием Владимировичем Дубининым, мы коснулись еще одной весьма интересной темы – истории строительства здания нынешнего посольства Российской Федерации. Великолепное во всех отношениях здание посольства в Мадриде появилось благодаря, прежде всего, усилиям и настойчивости Юрия Владимировича. Но тема эта настолько обширна, что вполне заслуживает отдельного подробного рассказа, который можно будет прочитать в нашей газете в ближайшее время.

155 просмотров

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!